Крапивин В.: Та сторона, где ветер

Артикул: 01-132
Пестрят в небе над посёлком Береговым разноцветные квадратики воздушных змеев. "Кондор", "Фрегат", "Шмель", "Василёк", "Битанго", "Погонщик туч"… Ветры и небо сдружили мальчишек-"змеевиков" - Генку Звягина, Яшку Воробьёва, Шурика Черемховского и восьмилетнего малыша Ильку по прозвищу Гонец.
Однажды в небе над посёлком появился большой белый змей, поднялся выше других и не отзывался на воздушные позывные. Разозлённый Генка решает проучить нахального незнакомца - хозяина белого "конверта". Так он знакомится со слепым мальчиком Владиком, и эта встреча становится поворотной в их судьбах.
Для среднего школьного возраста.
  • Отзывы читателей

    Время между детством и подростковым возрастом. Когда лето — это уже не „маленькая жизнь“, но всё равно ещё очень, очень долго. И в августе, месяце ветров, можно пережить очень многое. 
    Встретить человека и с мучительной болью осознать, что он — невзирая на всё твое самомнение и не такую уж кажущуюся крутость — намного сильнее тебя. Хотя ему и не дано такое, что тебе всегда казалось само собой разумеющимся, и ты даже никогда не думал, что кто-то может быть этого лишён, и не пытался даже попробовать представить, как бы ты жил, если бы сам оказался этим „кем-то“. И столь же мучительно болезненно захотеть этому человеку помочь. И столкнуться с тем, что сама жизнь — не занудные родители и надоевшие школьные учителя, а ЖИЗНЬ — берёт тебя на „слабо“. Так ты утверждаешь, что ты к чему-то неспособен и оно тебе всё равно не нужно? А если — нужно, чтобы помочь ЕМУ? Тоже „слабо“?!
    А потом ты неожиданно для себя ощутишь ревность — когда поймёшь вдруг, что этому человеку нужен не только ты, а кто-то другой. Потом, правда, выяснится, что нужен он по-другому, и не больше тебя… но для этого нужно будет дождаться следующего августа, а это всё-таки ОЧЕНЬ нескоро…
    И поймёшь ты, что даже в ЭТОМ возрасте некоторые уходят из жизни, и будешь ты терзаться вечным вопросом „зачем?!“, и примерять ситуацию на себя, и легче тебе от этого никак не станет. Ибо в ситуацию тут же начнут вписываться посторонние личности, до которых тебе раньше и дела-то особого не было. А тут тебе вдруг станет на них не наплевать, и ты вдруг осознаешь, как же это тяжело-то — жить, когда тебе не наплевать! Но… с другой стороны, жить по-другому ты уже всё равно не сможешь.

    Потрясающая книга. Одна из лучших у Крапивина. Ей уже около полувека, а она не стареет и даже не собирается. Вот просто — к ней ничего не прибавишь, и ничего от неё не убавишь. И замечательные медведевские иллюстрации не требуют альтернативы. 
    Кстати, маленький совет. Прочитав (или перечитав) эту книгу — вот конкретно это издание, — посмотрите на открывающий форзац. А потом на закрывающий. Обычно так мало кто смотрит, а тут оно того стоит. Уж поверьте.
    Издание замечательное. Наверняка найдутся такие, кто будут брюзжать: здоровенные поля… объём раздувают… деньги дерут… Чушь это всё. Настоящие книги должны издаваться вот именно так: с уширенным блоком и большими несимметричными полями. Большими — чтобы книгу было комфортно держать человеку с любыми пальцами и в любой позе чтения. Несимметричными — чтобы колонки текста органично смотрелись на открытом развороте. В общем, всё правильно сделано. Потому что по-настоящему хорошая книга просто обязана быть в некоторой степени немножко предметом роскоши. 

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now